Есть такая профессия - долги выбивать

Трудно себе представить кого-то хуже сборщика долгов и работу презреннее мытарства. Даже мошенники и убийцы популярнее. Даже прапорщики. Истории о коллекторах, бросающих в окна должников коктейль Молотова, пытающих старушек и берущих в заложники детей в России рассказывают с начала 1990-х. С другой стороны, кто не одалживал хорошему знакомому денег, после чего тот вдруг пропадал, начинал прятаться, врать и сбрасывать звонки…. Воистину: хочешь потерять друга, дай ему взаймы. Кто такие сегодняшние российские коллекторы, как они выглядят и какими способами действуют, выяснял корреспондент «Ленты.ру».

 

Как выглядят коллекторы? Одно скажу точно — вы никогда не узнаете их в толпе. К примеру, Николай, работающий помощником генерального директора ООО «Национальное агентство по сбору долгов» (НАСД), — высокий, худощавый молодой человек в рваных джинсах и кедах с заклепками. Суть в том, что внешность роли не играет. Человеку, собирающему долги на законных основаниях, не обязательно иметь большую массу и огромные кулаки. Гораздо важнее крепкие нервы и «железные яйца».

Давида нет дома

В шесть пополудни два автомобиля завернули во двор 22-хэтажного дома на юго-западе столицы. «Опель Инсигния», в котором сидели коллектор Василий (среднего роста, лет пятидесяти, в седой шевелюре и усах) и судебный пристав Тамара (милая девушка в форменном пиджаке и пилотке), остановился на пустом парковочном месте, а кроссовер БМВ, высадив меня, «запер» искомый черный внедорожник «Тойота Хайлендер» 2012 года. Заинтригованные прохожие останавливались, но разглядев нашивки на пиджаке Тамары, проходили мимо. Лишь один пожилой мужчина рискнул спросить, что тут происходит. «За невыплаченные долги забираем залоговый автомобиль гражданина Давида Г., — объяснил Василий, показав удостоверение. — Вы имеете к нему какое-либо отношение?» Мужчина отношения не имел, поэтому быстро исчез в подъезде.

 

Сразу по приезде Василий начал установленную процедуру: пытался дозвониться до владельца «тойоты», отправлял ему СМС («В данный момент судебный пристав арестовывает ваш автомобиль, просьба подойти»), писал в WhatsApp. Тем временем судебный пристав Тамара составляла акт описи имущества, а Николай объяснил мне процедуру:

 

— У коллекторских агентств много профилей: ипотека, потребительские кредиты…. Наше занимается залоговыми автомобилями среднего и дорогого сегментов. Эта «тойота» у нас в работе уже год. Хозяин не только не отвечал на звонки, обычные и электронные письма, но даже почти никогда не оставлял машину в одном и том же месте. Нам пришлось некоторое время следить за ним, чтобы выяснить: по четвергам, в шесть вечера внедорожник можно найти именно здесь и приехать с судебным приставом.

Некоторые готовы договориться

Если человек задерживает выплату по автокредиту на 90 дней или более, банк имеет право передать дело в коллекторское агентство. Банки в этих обстоятельствах ведут себя по-разному. У кого-то есть служба операторов, и те пробуют дозвониться до клиентов. У некоторых есть даже свои отделы взыскания. А другие сразу передают анкету подрядчикам. На первом этапе работы в НАСД пытаются выйти на связь с должником. Ведь есть шанс, что кредит не погашен по недоразумению. Человек мог попасть в больницу, уехать в отпуск, уйти в запой…. Иногда это удается, но обычно должники умышленно избегают неприятного разговора, либо грубят и швыряют трубку.

— Есть такая причина, как забывчивость — банальная и уникальная одновременно, — продолжает Николай.

— Человек пользуется автомобилем год, привыкает к нему, считает его частью своей жизни, а тут вдруг дела пошли плохо. И он «забывает», что кредит на этот автомобиль еще не погашен. Не знаю, что именно происходит у него в голове, я не психиатр, но факт налицо. Статистики нет, однако явно меньшая часть должников, поняв, что они разговаривают с коллекторами, готовы или погасить задолженность, или обсудить и задокументировать отсрочку и пени. Большая же часть — злостные неплательщики — становятся клиентами НАСД.

Только без грязи

В течение получаса Василий пытался дозвониться на городской номер владельца «тойоты», набирал номера несколько мобильных телефонов, писал сообщения в трех или четырех мессенджерах — безрезультатно. В 18:33 Василий, Николай, Тамара и я вместе с ними проследовали по адресу прописки должника. Судебный пристав показала консьержке удостоверение, и мы поднялись на пятый этаж. Василий нажал на кнопку звонка нужной квартиры. Звонил пару минут — тишина.

После этого Василий позвонил в двери трех других квартир на этаже. Вскоре железная дверь приквартирного холла открылась, явив нам гражданина лет 60-ти в шортах и майке, а также гражданку лет 45-ти. Соседи, как выяснилось, Давида Г. лично не знали, хотя мужчину за пятьдесят характерной кавказской внешности видели в подъезде не раз. С позволения соседей Тамара втиснула в щель сбоку от двери квартиры Давида оповещение об эвакуации его автомобиля. Затем мы вернулись во двор, и Николай вызвал эвакуатор.

— Чтобы вы понимали, в нашей работе нет и никогда не было грязных методов, — рассказывает Николай, пока мы курим и ждем эвакуатор. — Мы не пишем угроз на стенах подъездов, не подсылаем к должникам шпану, не спамим в соцсетях, не отправляем сообщений по месту работы. Если звоним родственникам, то только чтобы узнать, как можно связаться с должником, поскольку все его телефоны не отвечают. Мы ни у кого ничего не вымогаем. Специфика автокредитования в том, что приобретенный автомобиль, в соответствии с подписанными владельцем документами, является залогом банка под выданный кредит. Если другие меры не срабатывают, мы забираем залог. Если же клиент вдруг начинает себя неадекватно вести, лезет в драку, мы звоним «02» и вызываем полицию. Нападение на госслужащего. Мы так работаем уже 7 лет, поэтому легко прошли лицензирование.

 

 

Сейчас вылетит птичка 

Если коллекторам не удалось дозвониться до должника и обнаружить его по месту жительства, дело переходит на судебную стадию. Банк передает документы по кредиту в реестр агентства. В НАСД есть группа юристов. Они готовят исковые заявления и направляют их в суд по месту расположения банка. Суд назначает заседание, вызывает ответчика. Если ответчик не является (обычно так и происходит), суд переносит заседание и еще раз вызывает ответчика. Учитывая загруженность судов, от момента подачи иска до выноса решения о взыскании долга и процентов проходит от трех до десяти месяцев.


Конфисковать по судебному решению автомобиль может только судебный пристав, но вот искать его пристав не станет. А злостные должники редко держат залоговый автомобиль на виду. Ставят его в подземные гаражи, на охраняемые парковки. Или паркуют каждый день в разных дворах. Найти автомобиль — задача коллекторов. В случае Давида Г. от передачи дела банком в НАСД до конфискации прошел год. Всего же на балансе у НАСД подобных дел более двух с половиной тысяч.


— Сейчас с большой вероятностью вылетит «птичка», — криво улыбается Николай, когда эвакуатор наконец приближается, пробираясь между припаркованных автомобилей. — В 60 процентах случаев должник, с которым мы не смогли связаться в течение года, объявляется вместе с эвакуатором. Может, в окно смотрит, может, соседи сообщают...

Как в воду глядел

И точно, стоило эвакуатору заменить кроссовер БМВ перед передним бампером «тойоты», как к нам подъехал темно-синий седан БМВ-735 предпоследней модели, из которого выскочили два возбужденных армянских парня, оба не старше тридцати, в джинсах и темных рубашках.

— Зачем вы так, никого не предупредив, машину забираете, разве по-человечески так поступать? Кто из вас старший, с кем нам надо говорить? — затараторили Арсен и Ваган, представившиеся племянниками Давида Г. — Давайте договоримся, сколько надо, чтобы вы уехали? Не берете взяток? Да кто говорил о взятках? Оставьте машину, сколько он должен? Полмиллиона? Послушайте, уважаемые, нет проблем, мы до воскресенья деньги занесем. Верьте нашему слову! Точно занесем, правду говорю! Вы поймите, это очень некрасиво, если вы дядину машину заберете, а ему не на чем поехать будет. Братан, пожалуйста, слово даем, в воскресенье деньги занесем! Ну, хочешь, мы сейчас пятьдесят тысяч отдадим, а остальное в воскресенье занесем?!

Арсен и Ваган снова и снова повторяли одно и то же, обращаясь то к Николаю, то к Василию, то к Тамаре, и даже к водителю эвакуатора. Примерно через час все устали, и тогда Ваган все-таки услышал, что в течение 10 дней можно оплатить задолженность и забрать автомобиль. В результате он принял решение самостоятельно отвезти «Тойоту Хайлендер» на специальную стоянку НАСД. Ключи и документы на автомобиль оказались у него с собой. Вместе с Ваганом в «тойоту» села пристав Тамара. Эвакуатор отпустили.

Стрессоустойчивость

— И что, у вас каждый день так? Вроде адреналинового спорта по-русски? — спросил я, когда все четыре автомобиля выехали со двора должника.
— Да это разве стресс, — повернул под стрелку на Ленинский проспект Николай. — Вот когда в Краснодар один едешь машину забирать, а там охрана с оружием или кулаками встречает. Или арестованный автомобиль перегоняешь, а тебя на трассе пытаются в клещи взять. Или должник садится в автомобиль и идет на таран, пытаясь отодвинуть запершую его машину и скрыться. На угрозы и оскорбления мы, кажется, даже реагировать уже перестали. Или вот, недавний и довольно мирный случай. Приехал я в Электроугли забирать залоговый автомобиль. А это такой город, где все друг друга знают. Вызываю эвакуатор, но владелец парка эвакуаторов, друг должника, отказывается прислать платформу. Пришлось вызвать технику из Москвы и ждать ее два часа. Был случай, когда автомобиль арестовывали девять часов. Или ездил я в Ростов, забирал автомобиль. Должница подала заявление в суд на неправомочность конфискации. Ростовский суд отклонил иск, она дошла до московского. Московский отказал. Тогда она объявила, что я ударил ее по голове, встретив около метро. Хотя я ее даже ни разу не видел, не знал ее контактов и телефонов.

Все дело в репутации

— Зачем вы работаете в Ростове и Электроуглях? Там что, нет своих коллекторов? На мой взгляд слишком рискованно и не очень целесообразно.

— Мы работаем по всей стране, хоть в Ростове, хоть в Набережных Челнах, хоть где — такая специфика. Автокредиты в других городах выдают региональные отделения банков, а делами о невыплатах по кредитам занимаются в центральных офисах (банков), то есть в Москве. Мы же, получив в работу анкету должника, не можем себе позволить передать дело субподрядчикам. Слишком велик риск, что коллекторы из Ростова, например, возьмут у должника взятку и заявят, что не смогли его найти. Или применят незаконные методы, и история закончится уголовным делом. Нельзя допустить такого удара по репутации, потому что репутация в нашем деле — основной актив. Банки узнают о нас от других банков, чьи дела мы успешно закрываем. Один прокол может стоить всего.

В десятом часу вечера московские пробки начали рассасываться, что позволило нам быстро доехать из Юго-Западного округа в Северный. Специальная стоянка для арестованных автомобилей оказалась крепостью. Высокий забор с камерами видеонаблюдения, охранники с собаками. Там Ваган припарковал «тойоту», отдал ключи и документы Николаю и уехал вместе с братом. Василий с Николаем по всем правилам опечатали конфискованную машину. Николай повез меня в офис, по дороге рассказывая о дальнейшей судьбе арестованных машин, которых на стоянке было более сотни.

Кстати, на момент публикации материала со дня эвакуации «тойоты» прошла уже неделя — денег нет.

 Долг после изъятия залога

Через десять дней после конфискации запускается процедура реализации залогового автомобиля через Росимущество. Рыночная стоимость уже рассчитана независимым экспертом и зафиксирована в судебном решении и исполнительном листе. Автомобиль выставляется на торги. Если им никто не заинтересовался, назначаются вторые торги, а цена снижается на 15 процентов. Если вторые торги не состоялись, цена уменьшается еще на 10 процентов, а банк получает право принять на баланс залоговое имущество.

Стоянка «штрафников»
Фото: Василий Максимов / «Коммерсантъ»
После реализации автомобиля его бывший владелец, как правило, остается должен банку. Одни банки в таких случаях выставляют фиксированный долг. Другие начисляют довзыскание, то есть проценты на оставшуюся сумму, и оформляют это через суд. Документы на оставшуюся задолженность снова передаются в коллекторское агентство, которое может обратить внимание (взыскание) на любое имущество должника: другой автомобиль, квартиру, если она не единственная, дачу и так далее.

Я б в коллекторы пошел

Кто идет в эту профессию, если специального коллекторского образования не существует, да и лицензируется деятельность коллекторских агентств меньше, чем полгода.
— Кто-то в банках работал, кто-то приходит из госорганов, то есть полиции, кто-то — из службы судебных приставов. Наш генеральный был помощником судьи, собрал богатый опыт в данной сфере и решил показать, что коллекторство может и должно быть цивилизованным. С улицы мы, конечно, никого не берем — только с серьезными рекомендациями. Очень полезно юридическое образование, чтобы иметь возможность обосновать свои действия, аргументировано возразить клиенту. Необходимы жесткость характера и стрессоустойчивость — тебя могут несколько раз за день в жесткой форме послать куда подальше, а ты должен сохранять ситуацию под контролем. Как минимум каждый второй, кто приходит к нам работать, через несколько месяцев не выдерживает напряжения и уходит.
Без четверти одиннадцать у помощника директора звонит телефон. Последняя фраза разговора: «В 6 утра буду по адресу».
— Утром поедем арестовывать Mercedes-AMG S 63 стоимостью в 10 миллионов, — объясняет Николай, пока мы спускаемся по лестнице. — Должник внес первоначальный взнос, взял кредит, купил автомобиль и больше ни разу не платил по кредиту. Автомобиль все время прятал — еле нашли. О чем только люди думают?